— Спрятать меню

Инесса Меркулова: «Мне важно признание российской конной школы на мировом уровне»

Инессу можно узнать издалека – по ее статной фигуре, правильной осанке, строгому и в то же время благородному взгляду; сразу понимаешь, почему она одна из лучших в мире всадниц. Наша спортсменка посвятила выездке всю свою жизнь. Сейчас ей 51 год, и на счету ее спортивной карьеры сотни достижений. Но главная мечта – олимпийская медаль, и чтобы ее исполнить, она готова приложить максимум усилий. Инесса настоящий боец, и она уж точно ни перед чем не остановится! А с чего все начиналось? Все просто – с любви к лошадям.

– Что нужно сделать такого сверхъестественного, чтобы завоевать олимпийскую медаль?
– Я знала, что у меня не накатана езда и переездка, а за техническое исполнение была спокойна, Мистер Икс прекрасно натренирован. Я планировала генеральную репетицию на соревнованиях Швеции, но все пошло не так: 12 часов мы прождали на таможне в жару. Лошадей после этого пришлось откачивать под капельницами – такие переезды это большой стресс для них. Мистера Икс из-за плохого состояния сняла со старта. У меня оставалось время только привести лошадь в порядок и ехать в Рио. Из-за этого пробела я и совершила ошибку на втором этапе Олимпиады.

Инесса Меркулова, член Сборной России по конному спорту

– Кто из наших спортсменов достойно выступил?
– В троеборье – Андрей Митин. В Рио был один из сложнейших кроссов, я таких еще не видела: снялась половина участников. Митин ехал на российской лошади и смог пройти олимпийский кросс практически чисто. Была единственная погрешность, ему должны были дать шанс, но судьи совершили техническую ошибку, а потом на финише приняли решение дисквалифицировать лошадь. К сожалению, у нас не было шефа миссии на Олимпиаде, наши интересы было некому представлять, даже у тренеров не было аккредитации… Нас подвели серьезные организационные моменты.

– Как говорится, первый блин комом…
– Это обидно – Митин и его лошадь были в превосходной форме! Но то, что у нас не было шефа миссии на этой Олимпиаде, для меня нонсенс! Смотришь на немцев – уверенные и спокойные, думают только о выступлении, потому что за них все решили, а у нас одна нервотрепка.

– Есть надежда на следующую Олимпиаду! Мистер Икс сможет выступить снова через четыре года?
– Я довольна своим конем, он был великолепен. По возрасту у него будут возможности выступать, если он по-прежнему будет лучшим. Вообще, у меня есть еще 6 лошадей, я над ними работаю. На троих из них есть надежда, и они будут готовы к следующим Играм. Но Мистер Икс удивительная лошадь – лошадь-человек, я так его назову. Есть талантливые кони, но нужно еще обладать таким умом, как у Мистера Икс.

– У него преимущество на генном уровне?
– Я смогу это сказать через полтора года, сравнив с другими лошадьми. Пока у «новичков» простая программа, и мозгов много не нужно. Когда мы перейдем на большую езду, проявятся их качества. Я в любом случае, буду беречь Мистера Икс: на следующей Олимпиаде ему будет 16 лет – это хороший возраст для лошади, она мудрая, все понимает. Пока он у меня фаворит, в этом году будем пытаться попасть на финал Кубка мира в Америке.

– Вы готовили к Олимпиаде Марину Афрамееву, какие у нее шансы на международной арене?
– У Марины молодой конь Воск, и у нее есть еще лучше лошадь. Я сильно нервничаю перед всеми стартами Марины, а на Олимпиаде мы с ней выступали подряд, я не успевала отойти от стресса. У Марины было отличное выступление, причем я сужу вполне объективно, но ее все равно не пустили вперед. Я даже успела поскандалить с судьями на эту тему!

– Это ее первая Олимпиада, все еще впереди. Вы ведь тоже планируете дальше выступать?
– Если не подведет здоровье, то еще две Олимпиады точно захвачу.

– У вас есть собственный спортивный комплекс для подготовки к соревнованиям. Не у всех имеются такие возможности. В нашей стране существуют хорошие площадки для подготовки к соревнованиям?
– Сейчас их достаточно много, и я с большим оптимизмом смотрю в будущее конного спорта у нас в стране. К следующему чемпионату Европы на подходе неплохая команда. В России есть лошади высокого уровня, они только сейчас начали выступать, а впереди четыре года подготовки!

– Получается, мы потихоньку нагоняем отставание в конном спорте?
– Наши спортсмены выходят на серьезный уровень. В послесоветское время в конном спорте образовалась яма. Был у нас один конь – Балагур, правда, воспитался он за границей, всадник тоже жил там, поэтому рекламу нашей стране это не сделало. Сейчас в России можно прекрасно подготовиться. Когда ты не единственный всадник, представляющий страну, а вас несколько, намного легче продвигаться на международной арене.

– Большое значение имеет финансовая составляющая в этом спорте.
– Я помню время, после распада Советского Союза, когда все продавали своих лошадей, и я в том числе. Я готовила их до определенного уровня, а когда появлялся покупатель, продавала – надо было на что-то жить. И снова оставалась с неподготовленной лошадью. Нужны были спонсоры, и они есть сейчас. А многие спортсмены выступают за свой счет. У людей появилась возможность воспитывать хороших лошадей и выступать с ними на высоком уровне.

– Я знаю, что вашего Мистера Икс хотели купить много раз…
– И сейчас много предложений после Олимпиады, но мы его продавать не будем. Нужны годы, чтобы воспитать такую лошадь.

– Насколько важен мировой рейтинг всадников и место, на котором ты там находишься?
– На самом деле он не так важен. Например, всадница Шарлотта Дюжарден стоит далеко в рейтинге, потому что принимала участие не во всех стартах, но это не помешало ей стать олимпийской чемпионкой. В какой-то степени он, конечно, имеет значение: если ты стоишь на высоком месте, то это оказывает определенное влияние на судей. Но самое главное – проценты, полученные на старте.

– Если вы пятая восьмая в рейтинге, получается, вы принимаете участие везде?
– Да, практически во всех стартах и с высокими процентами. Сейчас нас ждет два выступления, и потом я сделаю паузу – Мистеру Иксу нужна передышка; перед Олимпиадой мы участвовали во всех стартах, сейчас я обязана предоставить коню отпуск. Естественно, мы немного опустимся в рейтинге, так как пропустим несколько соревнований. Перед крупными соревнованиями снова начнем его набирать.

– Участие в соревнованиях тоже платное?
– Да, мы делаем взносы на свои средства, и два соревнования в год оплачивает Министерство спорта. Этот факт существенно сужает круг людей, желающих заниматься конным спортом, так как очень многое зависит от финансовых вложений. В любительском спорте с этим чуть проще.

 

– Вам в этом случае повезло: супруг поддерживает, и учителя были достойные!
– У меня был один из лучших тренеров в Советском Союзе, он много внимания уделил мне лично. Я освоила базу советской школы – одной из сильнейших в мире. Именно в Ростове, откуда я родом, была тогда самая сильная школа в Союзе.

– Теперь все знания вы передаете своей сестре Марине Афрамеевой?
– И не только ей, я нашла нескольких талантливых ребят, мы с мужем являемся для них спонсорами. Парни из краснодарской деревни после армии пришли к нам работать коноводами, а теперь вовсю занимают призовые места, я их лично обучаю.

– Как вы определили талант в простых коноводах?
– У меня профессиональный взгляд, я их потихоньку начала сажать на лошадь и наблюдать. В человеке должен присутствовать природный баланс, определенное строение тела и, конечно, трудолюбие.

– А есть в мире неплохая школа, где можно всему научиться?
– Есть такие же базы, как у нас, но вовсе не обязательно куда-то ехать. Сами иностранцы говорят, что я лучше всех в мире делаю «пассаж» и «пиаф». Мы с мужем приобрели свою базу в Германии, так как у меня не получается тренироваться за границей. Потому что как только я начинаю тренировку на чужой базе, набегает много людей, все смотрят, задают вопросы, просят о помощи, отвлекают, и у меня просто не остается времени на ни что.

– Вы очень востребованы!
– И сейчас, и 20 лет назад – меня везде приглашали работать: в Германию, Америку, Японию… В России очень сильные тренеры! Раньше мне все советовали западных специалистов, уверяли, что я не наезжу и 70 процентов, – наездила и продвинулась выше 80. У моего мужа море терпения, он понимал тогда и сейчас, как все это непросто. В конном спорте ничего не получается быстро, нужно запастись терпением на долгие годы.

– Лучшие в конном спорте традиционно представители Великобритании?
– Конечно, но сейчас очень сильны также немцы, у них есть прекрасные три лошади, молодой спортсмен, недавно отлично показавший себя на Олимпиаде.

– У немцев это целая культура, сформированная годами…
– Не только культура. Знаете, сколько у них лошадей?! По статистике, у каждого четвертого гражданина есть своя лошадь. Занятия конным спортом доступны даже для средней небогатой семьи. В 1994 году я работала в Германии тренером, у меня была зарплата 3000 марок, а отдать 300 марок за содержание лошади не составляло проблем. В России есть хорошие государственные школы, они могут довести спортсмена до 18 лет, а потом лучших из них разберут конноспортивные базы, спонсоры, которые будут дальше их продвигать.

– А если государственная поддержка была бы на более высоком уровне?
– Мы бы значительно продвинулись вперед. Эта поддержка помогла бы спортсменам выжить, чтобы они не продавали своих личных лошадей. Если бы нам дали двадцатую часть того, что тратится на футбол, – мы стопроцентно привезли бы медали! Но наши все равно будут продолжать делать футбол! (Смеется.)

– Что лежит в основе вашего энтузиазма?
– Любовь к лошадям – все на ней держится, просто так этим видом спорта никто не будет заниматься. Мы восхищены этими животными, их способностями, взаимодействием с нами, людьми. У лошадей особенная энергетика. Я помню детей, приезжающих на инвалидных колясках в конные комплексы Германии: благодаря терапии с лошадьми они через полгода вставали на ноги.

– Инесса, вы многое получили от спорта, можно сказать, у вас есть все. Для вас действительно важна следующая Олимпиада?
– Это итог всей жизни – потрясающее завершение карьеры. Безусловно, я с лошадьми до конца жизни, но больше хочется даже не личную медаль, а командную – это моя мечта. Мне важно признание российской конной школы на мировом уровне. Наконец обратим на себя внимание, и это поспособствует развитию спорта в стране. А пока я начала думать о составе сборной на следующий год, отслеживаю все осенние старты.

Анатолий Меркулов – супруг Инессы, собственник КСК «Новый Век»

– Вы на всех соревнованиях сопровождаете супругу? Это ее первая и долгожданная Олимпиада – она очень волновалась?
– Я не всегда езжу на соревнования, но по возможности стараюсь; на Олимпиаде был рядом. Особых волнений я не заметил за Инессой. Перед первым стартом, конечно, был мандраж, а на втором она шла уже спокойно. Мы понимали, что у нас не командные соревнования, а первые два старта и их результаты были важны для команды. Нам нужно было попасть в число тех 18 спортсменов, кто выдвигался на последний этап соревнований. В это число она попадала с гарантией в 100 %. Поэтому нами было принято решение, чтобы сохранить силы и энергию у лошади для финального выступления, особенно не надрываться на втором этапе. Всего лишь нужно было проехать чисто выездку. Во второй езде случился казус с программой, Инесса ошиблась…

– Инесса сильно расстроилась?
– Как можно не расстроиться?! Лошадь была в превосходной форме, шикарно подготовлена. Можно было рассчитывать на призовые места. Время летит, и годы летят… Единственное, из-за чего мы уже не можем успокоиться, – на этой Олимпиаде можно было поставить точку, а сейчас, получается, останавливаться нельзя. Сейчас Инесса на 87-м месте в мировом рейтинге, это вполне неплохо – серьезная заявка.

– Дочь тоже отдаете в конный спорт?
– Я думаю, наша дочь Виктория будет заниматься конным спортом профессионально. Как ни странно, у нее была аллергия на лошадей, и она немного отстала от своих сверстников. Мы ее оберегали от лошадей, таблетки плохо помогали, а потом нам посоветовали народное средство – отруби, и аллергия ушла.

– Вас поддерживала Международная федерация конного спорта (FELFEI) перед Олимпиадой и во время нее?
– Да, мы всегда находились на связи, нас поддерживали, помогали нам. Была достаточно напряженная атмосфера: Международный олимпийский комитет до последнего нас держал в подвешенном состоянии. Федерация сделала все, чтобы наше выступление состоялось.

– И как вы c Инессой выдержали такое напряжение на Олимпиаде?
– Мы терпели и ждали. Даже когда уже прибыли в Рио, нам долго не могли дать ответ, будем мы все-таки участвовать или нет. Мы были морально готовы к ответу «нет», но за три дня до соревнований нас допустили.

– Не только на Олимпийских играх возникают проблемы, но и на международных стартах?
– Нас не включают в список приглашенных стран, а ставят в лист ожидания, то есть резерв. Это значит, что, если будет недостаточно заявок, ты можешь участвовать. А могут и совсем отказать в участии в соревновании. Мой племяннице Марине Афрамеевой отказали шесть раз на международных стартах! И только на соревнованиях в России она сумела набрать рейтинг для участия в Олимпиаде

Комментарии закрыты.