— Спрятать меню

Виктор Лощенко: “Искусство – это накачка чистой энергии в космос!”

Год работы новой выставочной площадки мирового уровня Ural Vision Gallery позади. В уютной атмосфере галереи мы поговорили о современном искусстве, арт-рынке в Екатеринбурге и страсти к коллекционированию с Виктором Лощенко, основателем проекта.

О галерейном деле

– Вы бизнесмен, человек из другой сферы деятельности. Как давно вы стали интересоваться искусством, и как пришли к идее посвятить свое время и ресурсы галерейному делу?

– Человек выстраивает свою жизнь исходя из своих внутренних побуждений, но жизнь складывается таким образом, что зачастую под влиянием какого-то случайного обстоятельства ты оказываешься в другом деле. И попадаешь в реку времени, плывешь куда она тебя вынесет, не сопротивляешься. В моей жизни получилось так, что в 23 года я устроился работать на оборонное предприятие, так как там быстрее всего обещали квартиру. И так с 1977 года по сей день это является моей работой.

Сегодня мне 59 с половиной лет, осталось 4 месяца до пенсии. И каждый человек рано или поздно себя спрашивает: «Как закончится вся моя жизнь, может, я не для этого родился, чем занимался?» Мне в этом смысле грех жаловаться на свою жизнь, на свой бизнес и окружение – я счастливый человек! Но тем не менее внутри остались какие-то нереализованный мысли и идеи, которые в конечном счете привели меня к Ural Vision Gallery.

А вообще искусство я любил всегда, с детства. Когда бывал в Москве, все время проводил в Третьяковской галерее, Пушкинском музее. Потом часто брал выходные, чтобы съездить в Эрмитаж или Русский музей.

– Вашим первым проектом на арт-рынке стало открытие галереи «Арт-словарь», в которой выставлялись работы уральских художников. Почему решили перейти от «Арт-словаря» к Ural Vision Gallery?

– Есть такое выражение: «Если нельзя победить движение, то к нему нужно присоединиться или возглавить его». То, что мы делали в «Арт-словаре» – это хорошо, но местечково. Мы работали с четырьмя замечательными уральскими художниками (В. Волович, М. Брусиловский, А. Антонов, А. Калашников). Дали возможность художникам показать свои работы, такие как «Перегон скота в штате Монтана» Калашникова, а людям – их увидеть. Но проработав три года и более плотно погрузившись в арт-рынок, мы поняли, что есть более мощное течение – современное искусство. И чтобы двигаться дальше, надо сделать следующий шаг. Так и возник проект Ural Vision Gallery.

– Год работы галереи позади. Довольны ли вы тем, как развивается ваш бизнес-проект?

– Да, и мы стараемся двигаться с максимальной скоростью, не совершая ошибок. Поэтому первый год мы начали очень просто: заключили договор с петербургской галереей Марины Гисич, которая была нашим лоцманом в вопросах современного искусства. Благодаря этому мы смогли перешагнуть сразу несколько ступенек.
Сегодня мы единственная галерея на Урале и в азиатской части Российской Федерации, которая регулярно участвует на международных арт-ярмарках. Мы уже были на Art Paris, на Art Vienna, Art Bologna, и у нас большие планы на этот год. Удалось заявить о себе еще и потому, что мы работаем с очень хорошими художниками интернациональной категории.

Об арт-бизнесе и современном искусстве

– Каким вы видите арт-бизнес в Екатеринбурге и в целом в России через 10–15 лет? Куда мы идем?

– Вы хотите знать будущее? Машина времени существует. Купите билет на самолет, съездите в Лондон, Париж, Майами, Базель, и вы узнаете, что будет в России через несколько лет. Мы станем частью мирового движения contemporary art. Ural Vision Gallery – это галерея мирового уровня, которая ничем не отличается от галереи в любом городе мира, а в чем-то и превосходит. Таких галерей с каждым годом будет все больше и больше.
Проблема в том, что у нас рынок пока не готов, люди не готовы покупать современное искусство. Сегодня главная задача галерей – сформировать рыночную среду.
Сознание проходит три стадии: «Какая это ерунда», «В этом что-то есть», «Как это здорово». Сейчас мы находимся на стадии «в этом что-то есть». Поэтому для Екатеринбурга мы выбираем умеренное искусство.

– А что вы думаете о желании шокировать, присущем современным художникам, таким как Демиан Херст. Его акула в аквариуме с формалином – это больше эпатаж или искусство?

– Вы знаете, это философская тема. Если люди воспринимают, что это искусство – значит, это искусство. Легко критиковать, а попробуйте вы создать что-нибудь такое, о чем люди будут говорить и устроят полемику.
Я против эпатажа как способа привлечь к себе внимание. И мы стараемся не шокировать екатеринбуржцев именно такими работами. Но мы работаем с теми художниками, которые не просто умеют хорошо рисовать, а которые в свои работы вкладывают философию. Понимаете, это очень смелые люди. Они задают себе и всем нам такие вопросы, которые мы гоним от себя. Вопросы о жизни и смерти, о том, кто мы, какие мы. Современное искусство отличается тем, что призвано вложить философский смысл в работу, заставить человека задуматься. В этом, наверное, и состоит основная миссия современного искусства и искусства в принципе.

– Как вы в Ural Vision Gallery определяете ценность той или иной картины/художника? Что для вас играет решающую роль в выборе: ваш личный вкус, перспектива продать картину или соответствие произведения эстетическим критериям, нормам и тенденциям?

– Конечно, за всем этим стоит конкретный человек, наделенный своими эмоциями, у которого свой взгляд на вещи. Но главное – это глаз, нужно видеть, что можно продать. Конечно, нравится – не нравится никуда не уходит, но на это нравится – не нравится ты как бизнесмен должен наложить коммерческую составляющую. Многим художникам стыдно говорить о деньгах. Давайте мы научимся говорить себе правду: все начинается и заканчивается торговлей. И не надо этого стесняться, ничего плохого в этом нет.

Человек, приобретающий произведение искусства должен понимать, что если он купил работу, то он не просто выбросил деньги на ветер, эту работу он через год продаст плюс 12 % к этой цене, через 2 года – плюс 24 % и т. д. Сегодня это диверсификация капитала: деньги могут быть размещены в долларах, в евро, в недвижимости, в золоте, в ценных бумагах и – в современном искусстве.

Нужно понимать еще и то, что, покупая каждую работу, ты инвестируешь в развитие современного искусства в нашей стране. Ты помогаешь молодым талантливым художникам или уже состоявшимся не уходить в проектирование квартир и расставление диванов, чтобы заработать на еду и одежду, а заниматься чистым искусством.
Ведь обществу нужно не только производство унитарных вещей. Нужно и украшение этой жизни. Не сочтите меня сумасшедшим, но искусство – это накачка чистой энергии в космос. Все в этом мире материально: наши мысли, чувства. Чем больше мы с вами качаем чистой энергии, тем больше добра, тем лучше мы живем, тем меньше мы более и тем лучше погода.

– Эта сила движет и вами?

– Конечно! Хотите долго жить? Вот мой рецепт долголетия и успешной жизни – качайте чистую энергию в космос, творите добро, думайте о людях хорошо, качайте позитивные мысли в космос.

О коллекционировании

– Кто сегодня покупает произведения искусства? что востребовано?

– Это, как правило, люди успешные, умные, с богатым внутренним миром. И таких людей становится все больше. В основном покупают работы для интерьера. У человека дорогая квартира, мебель, ковры, и в своем интерьере он не хочет видеть дешевые плакаты, это должна быть приличная работа.

Для многих первая покупка часто является началом коллекционирования. Сила искусства заключается в том, что если человек решился и хотя бы один раз купил серьезную дорогую работу и повесил ее в кабинете, он попал. Он поймет, что это другая энергетика, что что-то с ним, с этой квартирой, кабинетом произошло.

Так, раньше у меня дома висели работы fine art (в пер. с англ. – изящное искусство. – Прим. авт.), а недавно мы их поменяли на contemporary art (в пер. с англ. – современное искусство. – Прим. авт.). Сейчас я уже не смогу вернуть старые работы на место – семья будет против.

– Помимо галереи, вы еще коллекционируете произведения искусства. Что для вас коллекционирование: инвестиция, занятие для души или часть работы в качестве галериста?

– Коллекционирование – это чисто личное, никакого бизнеса. Вот мне нравится, и не важно, сколько это стоит. Я коллекционирую Николая Засыпкина, его рисунки и графика не так перспективны с точки зрения продажи, но мне нравится. Я наслаждаюсь его рисунками.

Коллекционирование – это страсть, одним словом.

– Какое произведение мирового изобразительного искусства вы мечтаете приобрести для своей коллекции?

– Я думаю, что эту работу я еще не видел. Если говорить о мировых шедеврах, то наибольшее впечатление на меня произвела работа Ван Гога «Пшеничное поле» (речь о работе Ван Гога «Пшеничное поле с воронами». – Прим. авт.). Когда я ее увидел, меня просто сдуло, я не мог подойти к этой картине ближе, чем на три метра! Но я не хочу ее приобретать – это будет преступление перед человечеством. Это мировой шедевр, которым должны восхищаться и подпитываться люди всего мира, а не только я.

Вообще искусство должно быть доступно всем. Поэтому мы сделали свободным посещение галереи. Чтобы каждый смог прийти, попытаться понять и ощутить энергетику настоящего искусства – этот вынос мозга, когда вы подходите к работе (и неважно, что это: живопись, инсталляция, акула в формалине или кораллы, приклеенные на холсте), и говорите: «Этого не может быть», тогда эта работа вас зацепила!

Текст: Анна Заикина
Фото: Антон Шубин

Комментарии закрыты.